Турция — комплекс политического риска и слабой экономики

| Вести. Экономика 163

iShares MSCI Turkey ETF отслеживает динамику корзины акций турецких компаний, активы которых составляют $346 млн.

Коэффициент расходов на уровне 0,59% можно сопоставит с ETF других стран. В последние годы акции Турции сохраняли волатильность на фоне сложной макроэкономической ситуации и непростых политических событий.

Как известно, слабое восстановление началось после спада в 2018 г., тем не менее в отношении экономических перспектив сохраняется неопределенность. Рейтинговые агентства понизили суверенный кредитный рейтинг Турции до уровня ниже инвестиционного.

Политический риск по-прежнему вызывает обеспокоенность у администрации президента Эрдогана.

Последние достижения

Недавно о ситуации в Турции писали практически все крупные СМИ. Это произошло, после того как президент Эрдоган уволил управляющего центробанка, сославшись на недовольство высоким уровнем процентных ставок – причиной высокой инфляции. Этот шаг подорвал независимость центробанка, не говоря уже о том, что далеко не все эксперты согласны с тем, что именно высокие процентные ставки вызвали высокую инфляцию. Новый глава ЦБ Турции Мурат Юсал заявил о намерении снизить ставки. Он считает, что это вполне приемлемо, учитывая разрыв в экономике и слабый импульс ценового давления.

В целом решение Эрдогана привело к волатильности лиры, хотя с тех пор рынок сохранял относительную стабильность. С другой стороны, рейтинговые агентства воспользовались возможностью осудить эти действия. Словом, это очередной пример длинной череды сомнительных политических решений Эрдогана, например назначение своего зятя министром финансов в 2018 г., которое усилило неопределенность для инвесторов.

По сообщениям правительство США намерено ввести санкции против Турции после покупки системы ПРО С-400 у России. Эта сделка нарушила принятый конгрессом закон США, в рамках которого необходимо ввести санкции против любой страны, закупающей оружие у российского оборонного сектора. Само по себе это уже является санкциями против России в ответ на спорный возврат Крыма в 2014 г. Покупка системы ПРО С-400, более доступной по сравнению с американской системой Patriot, может стоить Турции членства в НАТО. Пока масштабы и последствия этих событий неопределенны, однако это еще одна головная боль, с которой могут столкнуться финансовые рынки. Вероятность того, что будут введены серьезные санкции, может подорвать перспективы роста, поскольку иностранные инвесторы отказываются от инвестиций.

Экономические перспективы Турции

В 2018 г. рост ВВП Турции составил 2,8%. Однако это неточный показатель, поскольку экономика вступила в техническую рецессию, три квартала подряд, вплоть до IV квартала прошлого года, наблюдалось падение. Результат в 2018 г. сильно отличался от результата 2017 г., когда рост ВВП составил 7,4%. Согласно данным за I квартал 2019 г. было отмечено положительное увеличение на 1,3% по сравнению с предыдущим кварталом. Тем не менее уровень экономической активности остается на отметке 2,6% в годовом исчислении. Экономический рост остается слабым, а прогнозы на будущее довольно неопределенны.

ОЭСР прогнозирует рост ВВП на 2019 г. на 1% и в 2020 г. на 3%. Это возможно в случае восстановления частного потребления и инвестиций. Естественно, официальные оценки правительства более оптимистичны: рост ВВП в этом году составит 2,3%, к 2021 г. – 5%. Это слишком завышенные оценки, учитывая, что инвестиционный спрос будет слабым. На фоне высокого уровня безработицы тенденции в сфере потребления останутся слабыми.

Очевидный спад в экономике приведет к увеличению разрыва в объеме производства, что благоприятно для динамики инфляции. Годовой уровень инфляции в июне составлял 15,7%, в прошлом году - 30%. Новый глава ЦБ Турции, который намерен снизить ставки денежно-кредитной политики, может сорвать естественный прогресс в снижении инфляции, но может и поддержать, если сохранится рост при умеренной инфляции.

Индекс доверия потребителей остается на самом низком уровне, как в период финансового кризиса 2009 г. Безработица поднялась до уровня в 14,1% с 10,1% в прошлом году. Словом, восстановление будет затруднено, перед политиками стоит задача сделать все, чтобы снова стабилизировать рынок труда.

В последние месяцы сохранялись низкие темпы роста, около 5% в годовом исчислении, но они значительно опережают падение импорта на 20%. Это способствовало улучшению торгового баланса, в итоге в I квартале дефицит счета текущих операций достиг 3,3%, наилучший показатель с 2009 г. В 2017 г. уровень дефицита достиг 5,6%, снизив внешние уязвимости и став одной из новых сильных сторон в экономических перспективах.

В целом 2018 г. закончился слабым дефицитом первичного государственного сектора на уровне 2,1% ВВП, не считая выплаты процентов. По официальным оценкам, в 2019 г. этот показатель улучшится до -0,2%, при этом рейтинговые агентства сохраняют скептический настрой. Слабый рынок труда и экономическая активность должны закончится снижением налоговых поступлений и государственных доходов. Отношение госдолга Турции к ВВП составляет всего 32%, что не так много по сравнению с другими странами. А уровень долга в иностранной валюте достиг 50% по сравнению с 27% в 2012 г. То есть правительство подвержено влиянию изменений обменного курса, турецкий долг становится более рискованным.

В последние годы рейтинговые агентства снижали рейтинги Турции. А на прошлой неделе агентство Fitch Ratings сократило суверенный кредитный рейтинг Турции до «BB-» с «негативным» прогнозом, так как увольнение главы ЦБ подорвало доверие к внутренним институтам, поставив под угрозу приток иностранного капитала. В июне Moody's Ratings понизило рейтинг Турции до «B1». Таким образом, макроэкономические перспективы остаются плохими, а политические события лишь усугубляют ситуацию.

Волатильность на фондовом рынке

Выборы президента Эрдогана в 2014 г. совпали со снижением цен на энергоносители, турецкая экономика испытывала давление после падения экспорта и бюджетного дефицита. В результате валюта за 5 лет упала более чем на 60% по отношению к доллару США.

Затем с минимумов прошлого года она выросла на 22%, когда обменный курс по отношению к доллару достиг 6,95 лиры за доллар США. Это обусловлено улучшением ключевых экономических показателей: снижением инфляции и сокращением дефицита текущего счета. Тем не менее волатильность турецкой лиры сохранится, особенно при слабом экономическом росте. Инвесторы ETF iShares MSCI в Турции подвержены этому валютному риску, который может привести к значительному росту при более хороших условиях.

Макроперспективы заставляют предполагать, что инвестиции в турецкие акции будут сопряжены с рядом сложностей и рисков. Инвесторы считают, что в валюте есть потенциал роста. «Бычьи» тенденции будут обусловлены верой в то, что турецкое правительство и ЦБ смогут эффективно оживить рост экономики, ограничив инфляционное давление.

Несмотря на то, что снижение лиры в 2018 г. было довольно быстрым, следующий этап в тенденции падения лиры по отношению к доллару может быть более умеренным. Эта точка зрения соответствует более «медвежьему» настрою на рынках акций по сравнению с текущими уровнями и убежденности в том, что глобальные экономические условия останутся слабыми, продолжив оказывать давление на страны с формирующейся рыночной экономикой.

Оригинал