«Президенты, вероятно, сохранят шаблон в отношениях между США и Турцией»

| Ahval 70

Ожидается, что президент Дональд Трамп обсудит с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом на полях Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке на этой неделе целый ряд актуальных двусторонних вопросов, включая российскую противоракетную оборону, безопасную зону в Сирии и возможные штрафы за нарушение санкций в отношении Ирана.

Также, вероятно, всплывут темы о разведке углеводородов в водах вокруг Кипра и запрос Турции об экстрадиции Фетхуллаха Гюлена, проповедника, которого Анкара обвиняет в попытке государственного переворота 2016 года, а также продолжающийся запрет на поездки турецко-американского ученого Серкана Гёльге и лишение свободы турецких сотрудников дипломатической миссии США в Турции.

Большое движение или резкие сдвиги в направлении по любому из этих вопросов маловероятны. На данный момент Трамп хочет заключить крупную сделку, и Турции нечего ему предложить.

С недавней поставкой второй батареи С-400 Турция ясно дала понять, что не отступится от своего решения приобрести российскую систему ПВО и противоракетной обороны. Решение США отстранить Турцию от участия в программе помощи в создании и эксплуатации перспективных истребителей F-35 выглядит столь же твердым.

Турция не может позволить себе оскорбить Россию и прекратить сделку по С-400, поскольку она нуждается в поддержке России, чтобы противостоять растущей мощи Ирана в Ираке и Сирии. Потеря F-35 — это небольшая цена за получение российской поддержки в борьбе с нестабильностью на южной границе Турции. Эрдоган также, вероятно, мало заботится о том, чтобы предоставить турецким ВВС, многие из офицеров которых играли ведущую роль в попытке переворота 2016 года, самые современные боевые самолеты или укрепить свои позиции с американскими военными.

К настоящему времени Трамп, должно быть, понял, что программа F-35 сможет обойтись без Турции в качестве партнёра. У эффективного военного самолёта есть и другие покупатели на горизонте, а кроме того у американского лидера есть небольшое преимущество в заключении сделки F-35/С-400 с Эрдоганом в это время.

С войной в Сирии, но с ИГИЛ (запрещена в РФ), в основном побеждённым, Трамп видит мало пользы от поиска прорыва для согласования целей США и Турции в Сирии. Эрдоган к настоящему времени понимает, что его хвастовство о принятии мер против сирийских курдских подразделений Отрядов народной самообороны (YPG) независимо от присутствия американского персонала в этом районе только послужило продлению военного присутствия США, которое Трамп стремился закончить в декабре 2018 года.

Эрдоган, создав совместный турецко-американский оперативный центр и начав совместное патрулирование на северо-востоке Сирии, а также завершив турецкие муниципальные выборы, может политически позволить профессиональным дипломатам и военным руководить позицией Турции в Сирии. Трамп хотел бы вывести весь американский военный персонал, но с количеством американских войск в Сирии довольно низким, и угроза многочисленных жертв среди них очень низкая, он также может позволить себе дать американским офицерам бразды правления ситуацией.

Небольшая сделка по штрафам, которые будут наложены на Halkbank, может быть также разработана, небольшая для Казначейства США, но не для Halkbank и турецкой экономики. Контуры сделки уже существуют — Эрдоган соблюдает действующий режим санкций против Ирана, а США не преследуют массовые штрафы в отношении Halkbank. Но что-то ещё очень маловероятно; в вопросе штрафов за нарушение ранее введённых санкций против Ирана у Турции мало возможностей для торговли и, следовательно, мало рычагов воздействия с Трампом.

Если начнётся обсуждение разведки углеводородов в Восточном Средиземноморье, Трамп наверняка напомнит Эрдогану, что любые действия против американских компаний будут неприемлемы. Тем не менее, пока американские компании и их израильские партнёры могут выполнять свою работу, Трамп, скорее всего, оставит этот вопрос Европейскому Союзу, который имеет более прямые интересы и больше рычагов через свои торговые отношения с Турцией.

Если Эрдоган поднимет вопрос об экстрадиции Гюлена, Трампа, вероятно, ответит, что он находится в руках Министерства юстиции. Учитывая, что в настоящее время практически нет избирательных преимуществ, которые можно получить, выделив проблему Гюлена, возможно, Эрдоган оставит этот вопрос.

К сожалению, похоже на то, что Трамп вряд ли будет требовать каких-то сделок по американо-турецкому учёному Гёльге или турецких сотрудников дипломатической миссии США.

Есть и другие вопросы, вызывающие озабоченность у двух союзников по НАТО, но каждый лидер сосредоточен на более насущных вопросах. Для Трампа — это торговля с Китаем, Иран и переговоры талибов. Для Эрдогана — это колеблющаяся экономика Турции, его разрушающаяся политическая поддержка и проблема сирийских беженцев. Ожидайте, что оба лидера подтвердят необходимость дальнейшего сотрудничества и сотрудничества, но не ожидайте значительных отклонений от их нынешнего курса действий.

Эдвард Г. Стаффорд