«Сирийцы в Турции нанесли ответный удар по приносящим вред стереотипам»

| Ahval 325

Присутствие миллионов сирийцев в Турции является предметом жарких дебатов, и в стране, где большинство предпочло бы, чтобы их отправили домой, их поведение, и образ жизни стали предметом пристального внимания.

Турки сталкиваются со своими собственными проблемами, от политической нестабильности до экономических трудностей, и многие видят сирийцев, число которых, как полагают, намного превышает официально зарегистрированные 3,6 млн, как несправедливую утечку ресурсов страны.

Существует также злоба, которую многие турки испытывают по отношению к сирийцам, хотя они находятся в Турции гораздо дольше, чем экономический кризис, разразившийся в прошлом году.

Фактически, военная операция Турции на северо-востоке Сирии, начатая в начале этого месяца с целью создания буферной зоны, где президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган планирует переселить миллионы сирийских беженцев из Турции, получает большую внутреннюю поддержку.

Более 80% турок хотят отправить обратно 3,5 млн сирийских беженцев в Турцию.

С тех пор как они начали прибывать в 2011 году, сирийцы столкнулись со шквалом критики буквально за всё: от курения кальянов в парках, посещения пляжей, количества детей, которые у них есть, и макияжа, который носят сирийские женщины. Наблюдение за сирийцами в городе, живущими обычной жизнью и веселящимися, кажется, вызывает гневную реакцию у многих людей.

Провинция Хатай, которая находится рядом с Сирией, является хорошим примером демографического шока, которому подверглись многие районы Турции с начала сирийского конфликта в 2011 году. Здесь проживает 437 тыс. сирийцев, что составляет более четверти всего населения страны.

Эти мигранты стали частью экономики Турции, где они заняты на часто низкооплачиваемых работах в плохих условиях труда.

Но сирийские беженцы также были использованы руководством страны, а президент Турции использовал угрозу того, что он «откроет шлюзы», позволяющие мигрантам попасть в Европу, как средство рычага в отношениях с соседями Турции.

Между тем сирийцы должны продолжать жить в стране, где отношение к ним становится всё более враждебным.

Согласно опросу, проведённому Metropoll в августе, 75% населения Турции не одобряет политику правительства в отношении сирийских беженцев. Более трети людей хотят, чтобы беженцы вернулись домой, даже если война там продолжится, сообщает Medyascope.

В то время как сирийцы из высшего класса предпочитают жить в больших городах, таких как Стамбул, большинство из тех, кто живёт в провинции Хатай, поселились вместе в таких районах, как Рейханлы, Сарайкент и Аксарай, создавая бизнес и принося с собой свою культуру.

Парикмахерские, женская одежда, косметика, кальянные кафе и магазины по продаже кальянов, а также супермаркеты быстрого питания являются одними из самых распространённых предприятий, которыми управляют сирийцы.

Сирийцы «не бросают две вещи; это кальян и косметика», говорит один новоприбывший в Турцию, который открыл магазин в Хатае. Это напоминание для многих об их жизни дома, где, по его словам, люди вели расслабленный образ жизни, и была сильна культура развлечений.

Но кальян стал частью стереотипа сирийцев в Турции, где образ беженцев, отдыхающих таким образом, живущих за счёт государственных средств, удерживается многими турками и распространяется в социальных сетях.

Многие претензии по поводу денег, предоставленных сирийцам турецким государством, были развенчаны, а кальяны — просто часть их культуры.

«Мы — весёлый народ. Мы не являемся строгим обществом, как другие арабские общины. Каждый имеет право жить так, как ему заблагорассудится. Раньше мы жили намного лучше в Сирии, и жизнь была дешевле, чем в Турции», — сказал Ахмад Абьяд, беженец, который потерял свой фармацевтический завод и собственную кофейню и кальянную в Сирии, когда конфликт вынудил его бежать из страны.

Абьяд добавил, что он и другие покинули Сирию с тяжёлым сердцем и рассчитывали вернуться через несколько месяцев. Война помешала этому.

Смирившись с тем, что долго не сможет вернуться домой, Абьяд основал завод пластмасс в юго-восточной провинции Газиантеп.

Бурджу Озкайя Гунайдин