«Эрдоган, война и становление нового турецкого государства»

| Ahval 1242

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган ведёт борьбу за собственное политическое выживание, начав войну в Сирии с курдами.

Обострение напряжённости в Сирии — единственный вариант, который есть у Эрдогана, поскольку он больше не может получить поддержку с помощью обычных мирных средств, таких как укрепление экономики, обеспечение благосостояния, верховенства закона и свободного общества.

Турецкий президент в последние три года пытался укрепить поддержку народа с помощью экономических мер, таких как предоставление дешёвых кредитов и агрессивные инвестиции в государственную инфраструктуру. Хотя некоторые из этих популистских тактик и были эффективными на протяжении некоторого времени, но ни одна из них не решила структурных экономических проблем, таких как безработица и инфляция.

Экономические неудачи Эрдогана стоили ему выборов мэра в этом году в Стамбуле, Анкаре и других крупных городах, что говорит о том, что он, возможно, проиграет и президентские выборы.

Таким образом, прекрасно понимая это, Эрдоган обратился к стратегии чрезвычайных мер. Курдская проблема, глубоко переплетённая с сирийским кризисом, теперь кажется его любимой.

Надо сказать, что данная стратегия может помочь Эрдогану внутри страны тремя способами. Во-первых, это ослабит анти-эрдоганскую коалицию, оказывая давление на националистическую оппозиционную «Хорошую партию». Более напряжённая атмосфера по курдскому вопросу, вероятно, сблизит «Хорошую партию» и президента. Эскалация кризиса по курдской проблеме может даже изменить позицию главной светской оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП), которая поддерживает прокурдскую Демократическую партию народов (ДПН).

Второй и более важный эффект является структурным. Эрдоган извлёк выгоду из поляризации политики «Ислам против секуляризма». Он знает, что политический разлом по курдской проблеме также сыграет ему на руку. Президент может преобразовать напряжённость из-за курдской проблемы в новую линию поляризации, посредством которой ему удастся консолидировать большую группу избирателей.

Первые плоды этой политики уже видны. До того, как соглашение о прекращении огня между турецким правительством и Рабочей партией Курдистана (РПК) потерпело фиаско в 2015 году, официальная риторика относительно курдской проблемы заключалась в том, чтобы побудить курдов принять партийную политику как единственный способ политического выражения. Цель данной риторики также заключалась в том, чтобы убедить турок, что между курдами и РПК существует огромная разница.

Но теперь Турция изменила свою официальную позицию по курдскому вопросу. Сейчас правительство не проводит различий между РПК и курдскими политиками. Таким образом, ДПН также оказалась мишенью правительственных репрессий. Новая стратегия изменила общественное мнение о курдах, и многие турки теперь полагают, что все курды являются членами РПК.

Наконец, учитывая, что Эрдоган находится в процессе создания нового режима, секьюритизация политики посредством кризиса в Сирии, даёт возможность укрепить его власть.

Турецкий лидер успешно использовал свою борьбу с движением Фетхуллаха Гюлена для преобразования государственных учреждений, таких как армия и судебная система. Его борьбу с движением Гюлена, последователей которого он обвиняет в организации попытки государственного переворота, предпринятой в 2016 году, иногда поддерживали светские группы, что помогло Эрдогану реструктуризировать государственный аппарат и заставить его выполнять все его приказы.

Эрдоган теперь хочет, чтобы курдская проблема и сирийский кризис консолидировали его государство в соответствии с его идеологическими предпочтениями. После реорганизации правительства, курдская проблема может дать ему возможность объединить власть и народ.

Это очень похоже на девиз «война создала государство, а государство начало войну». Длительная напряжённость в отношениях с курдами, выходящая за рамки страны в Сирию, предоставит Эрдогану время и рычаги для укрепления его нового режима.

Гёкхан Баджик, Ahval