The Wall Street Journal: Турции стало удобно сотрудничать с Россией

| ИноСМИ 133

Задача НАТО — пережить Эрдогана и его провокационное поведение.

Когда летом 1914 года Европа отправилась на войну, на британских верфях шло строительство двух военных кораблей, предназначенных для Османской империи. Встревоженный признаками укрепляющегося альянса Османской империи и Германии, Уинстон Черчилль, который тогда был первым лордом адмиралтейства, захватил эти корабли. Тогда Германия отправила два своих корабля им на замену. К октябрю Османская империя уже официально была в состоянии войны с союзниками.

Нынешний кризис в отношениях с Турцией, начавшийся из-за российского оружия, может повлечь за собой не менее серьезные последствия. Решение президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана купить у России зенитные ракетные комплексы С-400, разработанные для того, чтобы сбивать самолеты Организации Североатлантического договора, — это очень серьёзный вызов Западу. Стремление Эрдогана начать добывать природный газ в водах Кипра тоже стало яблоком раздора между Турцией и её давними партнёрами, и теперь Евросоюз ищет способы прекратить финансирование Турции.

Вероятнее всего, Анкара лишится возможности использовать заветные истребители F-35, за которые она уже заплатила, но которые, как и в случае с британскими кораблями в 1914 году, она пока не получила. Согласно американским законам, администрация Трампа обязана ввести экономические санкции против Турции в ответ на её покупку российского оружия, хотя администрация может сама решить, насколько суровыми будут эти санкции. Экономика Турции уже сокращается, инфляция там уже достигла 16%, а уровень безработицы — 14%. Даже мягкие санкции могут отпугнуть инвесторов и отправить лиру и фондовый рынок в свободное падение.

Зачем Эрдогану идти на такие риски? С точки зрения Турции, она не столько сама отворачивается от Запада, сколько реагирует на то, что Запад её бросил. Как утверждают турки, США не выполнили свои обязательства по продаже Турции противоракетных комплексов «Патриот». Кроме того, Америка вооружала и поддерживала сирийские курдские группировки, которые Анкара считает террористическими. Более того, Евросоюз ясно дал понять, что членство Турции в этом блоке — это несбыточная мечта, а теперь, когда Эрдоган ведёт свою страну в более исламистском направлении, стало трудно поддерживать даже видимость серьёзных переговоров о вступлении страны в Евросоюз.

Эти разногласия обернулись удобной возможностью для президента России Владимира Путина. Ослабляя связи между Турцией и её союзниками, Россия наносит удар по западному альянсу, открывает возможности для заключения более прибыльных сделок (Россия строит атомную электростанцию в Турции) и повышает свой авторитет на Ближнем Востоке.

Тем не менее, тот факт, что Турции стало удобно сотрудничать с Россией, является отражением ослабления влияния России. В 18 и 19 веках Россия помогала вытеснять турок с юга Украины и России, а также с Кавказа и Балкан. Угрозы Сталина в адрес Турции, прозвучавшие после окончания Второй мировой войны, подтолкнули эту страну к вступлению в НАТО. Если теперь Турция может сотрудничать с Россией, то только потому, что сегодня Россия стала гораздо менее опасной по сравнению с Российской империей и Советским Союзом. Это является подтверждением успеха НАТО в холодной войне.

Эрдоган, чьи позиции ослабли в результате спада в турецкой экономике и тяжелого поражения его партии на выборах мэра Стамбула, которые прошли в июне, столкнулся с суровой реальностью границ влияния Турции. Его разворот в сторону России не помешал Москве помочь Башару Асаду захватить последнюю удерживаемую повстанцами провинцию в Сирии. В любой момент в Турцию могут прибыть ещё миллион сирийских беженцев.

Чтобы укрепить турецкую экономику, Эрдогану необходимо добиться благосклонности Пекина. Именно поэтому Эрдоган, претендующий на статус защитника исламского мира, практически никак не отреагировал на преследования Пекином уйгуров — преимущественно мусульманского сообщества, которое живёт на западе Китая и говорит на языке тюркской группы и с которой многие турки чувствуют эмоциональную связь. Пока внешняя политика Эрдогана — как и экономика Турции, а также его попытки подавить внутреннюю политическую оппозицию, — зашла в тупик.

Последней надеждой Эрдогана, возможно, является Дональд Трамп. На саммите Большой двадцатки в Японии Трамп как будто с сочувствием отнесся к жалобам Турции на поведение Запада. В пятницу, 12 июля, Пентагон анонсировал, а затем спешно отменил пресс-конференцию по вопросу о санкциях в отношении Турции. Остается неясным, стала ли эта отмена отражением сомнений Белого дома по поводу санкций, или же Белый дом не захотел объявлять о санкциях накануне годовщины попытки госпереворота в Турции, состоявшейся 15 июля 2016 года, чтобы турецкие власти не восприняли это как очередную провокацию.

Возможный переход такого сильного союзника, как Турция, на сторону противника может стать серьёзным вызовом для НАТО — не в последнюю очередь потому, что у этого альянса нет законных инструментов для исключения членов, не выполняющих свои обязательства. Хотя решение Эрдогана купить российское оружие требует серьёзного ответа, и процесс поставки F-35 необходимо приостановить, Вашингтону следует действовать осторожно.

Турция и Запад преуспевают тогда, когда они сотрудничают друг с другом. Альянс Османской империи с Союзом центральных держав привёл к распаду этой империи в ходе Первой мировой войны. Однако это дорого обошлось и Уинстону Черчиллю: поражение союзников в битве за полуостров Галлиполи нанесло тяжелый урон его репутации и преследовало его в течение многих лет. Выборы мэра Стамбула продемонстрировали, что противостояние всё более беспорядочной политике Эрдогана усиливается. Спустя столетие после окончания Первой мировой войны Вашингтону необходимо помнить, что Турция — это не только Эрдоган, и необходимо сосредоточиться на долгосрочной перспективе.

The Wall Street Journal, перевод ИноСМИ