Washington Post: Турция и США перестали быть союзниками

463

Скорость, с которой отношения между Турцией и США ухудшились после того, как сделка по освобождению американского пастора сорвалась, подчёркивает отношения, отмеченные разочарованием и недоверием, а не общими целями.

Такого мнения придерживается Стивен Кук, аналитик Совета по международным отношениям.

Он отмечает, что политические союзы никогда не бывают идеальными, и за последние семь десятилетий были моменты, которые оправдывают имидж Турции как близкого партнёра США. Президент Тургут Озал закрыл трубопроводы, перевозящие иракскую нефть через Турцию в преддверии войны в Персидском заливе, например, большой ценой для турецкой экономики. Десять лет спустя, турецкое правительство одним из первых осудило теракты 9/11 и быстро ввели войска в Афганистан. Турция стала важным и ценным компонентом возглавляемых НАТО международных сил содействия безопасности в этой стране.

К тому времени, считает автор, американские чиновники привыкли видеть Турцию в качестве партнёра, как и своих ближайших союзников в Европе и Восточной Азии. Неспособность страны выполнить эту роль показывает больше о собственном разочаровании США в Турции, чем о недостатках Анкары, подчёркивает эксперт.

«За исключением вторжения Турции на Кипр в 1974 году, которое вынудило Конгресс наказать Анкару эмбарго на поставки оружия, конфликты и проблемы в двусторонних отношениях могли быть отброшены на десятилетия из-за всеобъемлющей угрозы, которую Москва представляла для обеих стран. В 1978 году, через полтора года после инаугурации, президент Джимми Картер и Конгресс сняли эмбарго из опасения, что раскол с НАТО поставит под угрозу позиции Запада в восточном Средиземноморье: Турция была физическим и стратегическим буфером между Советским Союзом и остальной Европой», – пишет Кук.

По его словам, за десятилетия, прошедшие после окончания холодной войны, накопились проблемы между США и Турцией, но Вашингтон и Анкара больше не разделяют угрозу, которая смягчает эти разногласия. После войны в Персидском заливе, которую поддерживала Турция, она стала раздражаться санкциями в отношении Ирака, которые, по её мнению, препятствовали её собственной экономике, указывает эксперт. Поэтому она стала закрывать глаза на иракский экспорт нефти, пересекающий её границу, объясняет Кук.

Он напоминает, что, когда Турция обязалась помочь миссии в Афганистане, её войска не вступали в боевые действия. Турки принципиально выступали против более поздней войны в Ираке, что было их правом, но также неоднократно угрожали подорвать стабильность Северного Ирака, единственного региона страны, который приветствовал американскую оккупацию, потому что в нём размещалось сепаратистское движение, выступавшее за угнетённых курдов Турции.

В других странах, отмечает аналитик, Ближнего Востока Турция стала поборником ХАМАСа, дипломатически поддерживая организацию в её периодических конфликтах с Израилем и приветствуя её боевиков в Стамбуле. В Сирии Анкара позволила экстремистам использовать турецкую территорию в качестве тыловой зоны в борьбе с режимом Башара Асада.

Когда дело дошло до Ирана, турецкое правительство (наряду с Бразилией) вело переговоры об отдельном ядерном соглашении с Тегераном, которое шло на перекрёстные цели с Вашингтоном и выступало против усилий администрации Обамы по введению новых санкций ООН в отношении Тегерана, а затем помог Ирану избежать этих санкций, указывает Кук. Вторжение Турции в Северную Сирию осложнило борьбу с ИГИЛ (запрещена в РФ), на время уводя сирийских курдов-союзников Вашингтона от линии фронта к туркам и их союзникам, добавляет автор.

«Опасность со стороны Москвы больше не оправдывает игнорирование этих существенных различий в приоритетах. Фактически турецкое правительство покупает у россиян систему ПВО, которая могла бы предоставить Москве информацию об американском истребителе F-35, новейшем высокотехнологичном самолёте в американском арсенале, на котором Турция также планирует летать. В этих условиях жаловаться на конец нашего партнёрства с Турцией кажется абсурдным», – пишет Кук.

Справедливости ради, с точки зрения Турции, подчёркивает он, США также не являются хорошим союзником. Ошеломляющее число турок считают, что Вашингтон был замешан в попытке государственного переворота 2016 года. Один опрос, проведённый в интернете в 2016 году турецкой газетой, показал, что почти 7 из 10 турок обвинили в путче ЦРУ. Кроме того, напоминает аналитик, союзники Вашингтона курдские Отряды народной самообороны (YPG) напрямую связаны с террористической организацией Рабочей партией Курдистана (РПК), которая с середины 1980-х годов проводит насильственную кампанию против Турции.

«Неудивительно, что турки редко, если вообще когда-либо, защищают свои отношения с Вашингтоном. Они считают, что Америка стремится причинить им вред», – заключает Кук.