Турция и ЕС действительно сближаются?

| Hurriyet 183

Одним из непосредственных последствий продолжающегося скандала с США, оказывающее огромное экономическое воздействие на турецкую экономику, стал 180-градусный и прагматичный поворот Турции в сторону Европейского Союза и европейских стран.

Можно прочитать десятки мнений и колонок, а также интервью в проправительственных СМИ, объясняющих, почему Турция и ЕС должны сотрудничать против агрессивного экономического и политического угнетения президента США Дональда Трампа.

Оценивая поддержку Турции в её вражде с администрацией Трампа канцлером Германии Ангелой Меркель, президентом Франции Эммануэлем Макроном и высокопоставленными должностными лицами ЕС, они также предвещают предстоящие встречи высокопоставленных турецких чиновников со своими европейскими коллегами для обсуждения вопросов активизации их экономического партнёрства.

Они часто сообщают о важности визита президента Реджепа Тайипа Эрдогана в Берлин в конце сентября, а также о поездках министра финансов и финансов Берата Албайрака во Францию и Германию в ближайшие недели.

Эти аналитики, обозреватели и члены аналитических центров ссылаются на предоставление гражданам Турции шенгенской визы и модернизацию Таможенного союза в качестве областей, по которым Анкара и Брюссель могут договориться, в попытке укрепить текущее двустороннее сотрудничество. Такого же мнения придерживаются и высокопоставленные правительственные чиновники (хотя они не объясняют, как все это будет предоставлено без серьёзных поправок на пониженные демократические стандарты Турции).

Однако объективный журналист обязан обратить внимание на непоследовательность в формировании и проведении внешней политики, потому что эта непоследовательность и ограниченность, особенно во внешней политике, может нанести огромный ущерб национальным интересам, как мы наблюдаем сегодня.

Давайте сначала коротко вспомним заявления видных турецких чиновников о связях с ЕС в 2016 и 2017 годах. «Европейский Союз нуждается в Турции больше, чем Турция нуждается в Европейском Союзе», – сказал президент Реджеп Тайип Эрдоган в апреле 2016 года, через месяц после того, как Анкара и Брюссель подписали всеобъемлющую сделку по сирийским беженцам. Эта линия стала Эрдогана и его правительства и девиз про-государственных СМИ на протяжении 2016.

Когда отношения ухудшились в 2017 году, линия Эрдогана в отношении ЕС ужесточилась. «Мы не нуждаемся в ЕС», – сказал президент, в то же время подчеркнув, что он не прекратит переговоры о вступлении. Это последовало за десятками анализов о том, как ЕС вступил в эпоху коллапса с заявлениями высокопоставленных правительственных чиновников, которые прогнозируют «нуждающийся ЕС, стучащий в двери Турции».

Нет необходимости говорить, что все эти кампании против ЕС были частью предвыборной стратегии, которая помогла Эрдогану консолидировать его консервативно-националистические низовые партии как для референдума 2017 года, так и для двойных опросов в 2018 году, за счет нанесения огромного ущерба процессу вступления Турции, а также её двусторонним связям с европейскими тяжеловесами.

За последние два года положение в области прав человека в Турции ухудшилось, и Турция часто сталкивалась с критикой того, что она больше не является либеральной демократией, что серьезно повлияло на статус и характер её связей с Брюсселем. Процесс присоединения Турции был официально приостановлен решениями Совета, которые не предусматривают открытия каких-либо глав и не дают зелёный свет обновлённому Таможенному союзу.

Процитируем решение Совета ЕС по Турции, принятое в конце июня 2018 года: «Совет отмечает, что Турция всё больше отдаляется от Европейского Союза. Таким образом, переговоры о вступлении Турции фактически зашли в тупик, и никакие другие главы не могут быть рассмотрены для открытия или закрытия, и никакой дальнейшей работы по модернизации Таможенного союза ЕС-Турция не предусматривается».

Это означает, что для возобновления переговоров о вступлении и работы по модернизации Таможенного союза необходимо согласие 29 стран-членов.

Напротив, многие внешнеполитические советники и проправительственные обозреватели утверждают, что это не будет легкой задачей для подлинного повторного начала с ЕС, если правительство не отменит свое недемократическое понижение.

Кроме того, не следует неправильно понимать недавние теплые послания Франции и Германии в адрес Турции. Они просто говорят, что не хотят дестабилизировать турецкую экономику, потому что это может ударить по европейской стабильности. Поддержка, оказываемая Турции, может быть всеобъемлющей и подлинной только в том случае, если турецкое правительство готово модернизировать свою демократию наряду с экономикой.

Тем, кто управляет этой страной, и тем, кто им советует, лучше принять долгосрочное видение международных отношений, чтобы избежать архаичных недипломатических тенденций, таких как «вчерашний враг, сегодняшний друг» или «сегодняшний друг, завтрашний враг».

Серкан Демирташ