«Подходы Анкары и Дамаска к проблеме сирийских курдов во многом близки»

| Агентство ТАСС 184

Наступление сирийских курдов - одной из основных сил, противостоящих «Исламскому государству (ИГ, запрещено в РФ) на правительственные войска Башара Асада, по сути их союзника в борьбе с радикальными исламистами - объясняется прежде всего тем, что правящий в Сирии режим и его союзники уже не ставят вопрос о политической автономии курдов, отмечают эксперты, опрошенные ТАСС.

Борьба правительственных сил с курдами, между тем, выгодна Турции, для которой курдский вопрос является наиболее болезненным. Именно поэтому Анкара больше не воспринимает Дамаск как непримиримого противника, допуская сохранение у власти Башара Асада на «неопределенный период».

Отряды курдских сил самообороны (КСС) возобновили сегодня военные действия против сирийских войск в провинциальном центре Хасеке (720 км от Дамаска). Эти вооруженные формирования, аффилированные с боевиками Рабочей партии курдистана (РПК), являются наиболее боеспособной силой, выступающей против действующих в Сирии террористических группировок. Фактически ими контролируется весь северо-восток республики, в том числе граница с Турцией.

До недавнего времени отряды КСС и представители официального Дамаска сосуществовали на освобожденных курдами от ИГ территориях относительно мирно. Однако на прошлой неделе длящееся пять лет спокойствие было нарушено. Как сообщают арабские СМИ, «курдские ополченцы в ходе боестолкновений, начавшихся 16 августа, убили свыше 30 военных, еще 33 взяты в плен». Курды добиваются вывода из провинции Хасеке всех правительственных войск, в руках которых остаются государственные учреждения и штабы силовых структур, в том числе военные аэродромы, гарнизоны и тому подобное.

На этом фоне Турция впервые с 2011 года согласилась на прямые переговоры с Дамаском. По словам премьер-министра страны Бинали Йылдырыма, Турция рассматривает как угрозу своей национальной безопасности и Дамаск, и «Исламское государство», и особенно курдов, и Асад в глазах Анкары теперь - меньшее из зол. Йылдырым допустил, что сирийский лидер может остаться у власти на «переходный период». Как заявил премьер, нынешнему президенту Сирии «нет места» в будущем страны, но переговоры с ним необходимы, «поскольку он сегодня является одним из действующих лиц, нравится нам это или нет».

Курды сами по себе

«У курдов всегда были сложные отношения и с сирийской оппозицией, и с Асадом», - напомнил руководитель Центра арабских исследований Института востоковедения РАН Василий Кузнецов. «С одной стороны, они боролись с ИГ, и в этом плане мы активно сотрудничали с курдами. С другой стороны, противоречия между курдами и Асадом оставались и остаются очень серьезными», - продолжил он.

С курдами, продолжил эксперт, всегда сотрудничали и Россия, и США, что вызывало протест Анкары. «Сейчас по мере сближения России и Турции по ряду международных проблем Анкара готова скорректировать свою позицию по сирийскому вопросу, а курды испытывают дискомфорт», - сказал он.

В свою очередь старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, эксперт Российского совета по международным делам Николай Сухов отметил, что «курды фактически отделены территориально и организационно от Сирийской Арабской Республики, но считали себя союзниками Асада в борьбе против ИГ». «До этого они надеялись на решение вопроса об автономии в рамках новой конституции, будущего устройства Сирии. Сейчас, после того, как Турция, Иран, правительство Асада договорились о том, что политической автономии курдов, самоуправления, не будет, те берут то, что завоевано их кровью», - добавил он.

Эрдоган пошел на сближение отношений с Россией не в последнюю очередь из-за того, что курдский вопрос «прижал его окончательно», считает эксперт.

Говоря о том, почему курды активизировали наступление, преподаватель департамента политических наук Высшей школы экономики Леонид Исаев указал, что это является реакцией на наступление правительственных войск на курдские территории. «Курды прекрасно понимают, что могут находится только на собственной территории, они отвоевали у ИГ только ее, а все остальное отвоевывать они не собираются. Они не хотят воевать за чужие территории, сколько бы американцы ни пытались заставить их», - сказал он.

Сближение Анкары и Дамаска

«Асад и его «ястребиное» окружение отказываются признать за курдами право на какую-то автономию», - подчеркнул Сухов, напомнив, что «курды не требуют отделения, а лишь политической автономии». «Но все равно это - основа для сближения между Анкарой и Дамаском. Здесь - всеобщее желание не дать курдам никакого шанса. И поэтому Дамаск - в ущерб себе, поскольку курды могут реально бороться с исламистами и помогать режиму - идет на то, чтобы продлевать конфликт», - сказал он.

Для Турции Асад как был неприемлемой фигурой во главе Сирии, так и остается, другое дело, что есть более важные проблемы, отметил в свою очередь Исаев. «Позиция Турции сильно не изменилась - курды всегда для нее были проблемой номер один. Война с Асадом идет опосредованно, через различные группировки, которые Турция поддерживает. А курды - это реальная проблема, курды всегда были большим злом, чем Асад», - добавил он.

Конечно, по словам эксперта, сирийские правительственные войска не становятся туркам союзниками, «но они делают для Турции хорошую работу». «Есть ИГ. Но это не значит, что Эрдоган сотрудничал с ИГ, это значит, что ИГ с юга давило на курдов и ослабляло их позиции, потому они делали Эрдогану доброе дело. Такая же ситуация сейчас и с правительственными войсками», - отметил Исаев.

«Сейчас идет битва за Алеппо, и непонятно, чем она закончится, - продолжил он. - Это имеет военно-стратегическое значение только если это можно использовать как плацдарм для дальнейшего наступления. Куда? В одном направлении - на турецко-сирийскую границу».

Установление Асадом контроля над турецко-сирийской границей приведет, по словам эксперта, к реальному коренному перелому. «Но контролируется этот участок курдами. Есть угроза, что курды могут соединить все кантоны, которые сейчас разорваны, в единую непрерывную часть. и она будет располагаться вдоль сирийско-турецкой границы», - сказал Исаев.

Эта ситуация и для Асада, и для Эрдогана категорически неприемлема. «Выбирая между двух зол - Асадом и курдами - Анкара выбирает Асада, как меньшее зло», - считает он.

К чему идет дело?

На короткую перспективу - это «продолжительная драка», считает Сухов. «Это может сыграть на руку ИГ. Будут продолжаться потери, боевые действия, все больше сужается возможность политического решения сирийского конфликта. Потому что разлом уже идет по другой линии, не только между исламистскими группировками и их противниками», - сказал он.

Однако, по мнению Исаева, «у курдов нет некой критической массы, чтобы они могли заявить о независимости и выйти из состава Сирии». «Об этом говорить преждевременно. Они сами этого вряд ли бы этого хотели. Но это - четкий сигнал», - подчеркнул эксперт. Целый ряд заявлений Асада показал, что риторика сирийской власти изменяется пропорционально ее военными успехами. «Как только ситуация стала более для них (сирийских властей) благоприятной, начались другие разговоры: у нас есть конституция, и федерация вообще не предусматривается», - продолжил Исаев. «Понятно, что курды на все это реагируют с опаской, они понимают, что с сирийским режимом можно вести диалог только языком силы. Поэтому что если есть возможность вытребовать себе более широкие региональные права, то это может изменить позицию сирийского режима», - заключил он.