«Местные выборы в Турции ознаменовали конец эпохи Эрдогана»

492

Алон Бен-Меир считает, что местные выборы, прошедшие в Турции 31 марта, демонстрируют серьёзную перемену в общественных настроениях по отношению к президенту, который за последние несколько лет свёл на нет даже самые значительные социально-политические и судебные достижения страны, одновременно разрушая то, что осталось от демократии в стране.

Об этом профессор международных отношений в Центре по глобальным вопросам Нью-Йоркского университета пишет в газете Algemeiner.

В то время как экономический кризис в Турции и неспособность Реджепа Тайипа Эрдогана справиться с ним, сыграли свою роль в потере его правящей Партии справедливости и развития (ПСР) пяти крупнейших городов страны, «есть и другие важные факторы, которые непосредственно способствовали возникновению общественного отвращения к безжалостному единоличному правлению турецкого президента», отмечает Бен-Меир.

Мартовские выборы стали первым выражением общественного возмущения, которое накапливалось в течение последних нескольких лет, подчёркивается в статье.

Автор напоминает, что после попытки государственного переворота, предпринятой в июле 2016 года, Эрдоган обвинил своего заклятого врага, исламского учёного из США Фетхуллаха Гюлена в организации неудавшегося путча. Турецкий лидер уволил около 125 тыс. 800 государственных чиновников и подверг 446 тыс. задержанных жёстким допросом в рамках беспрецедентной охоты на ведьм, в результате которой за решёткой оказались 17 тыс. женщин с более чем 700 маленькими детьми.

По словам Бен-Меира, последние выборы прошли именно в новом полицейском государстве Эрдогана, где обычные граждане были запуганы происходящими злоупотреблениями.

Оппозиционные партии посмели бросить вызов турецкому лидеру, поскольку меняющиеся политические ветры уже значительно ослабили его позиции. Таким образом, оппозиция, а именно Народно-республиканская партия (НРП) и прокурдская Демократическая партия народов (ДПН) объединили свои усилия и в полной мере воспользовались недовольством общественности над тем, как Эрдоган справлялся с экономическим кризисом.

Между тем нынешний партнёр Эрдогана по коалиции, лидер Партии националистического движения (ПНД) Девлет Бахчели, обрёл большое влияние благодаря президенту и его правительству. По мнению аналитика, это произошло потому, что Эрдоган крайне дорожит своим союзом с ПНД, стремясь сохранить большинство в парламенте.

Эти изменения в политической динамике являются признаком того, что власть Эрдогана пошатнулась. Президент Турции позиционировал себя благочестивым человеком, используя религию в качестве политического инструмента.

«Тесный союз с Западом стал препятствием для реализации его националистических устремлений, и он принял сознательное решение дистанцироваться от своих союзников. Отказавшись от критически важного союза Турции с США, он заключил в тюрьму американского гражданина и безуспешно использовал его в качестве разменной монеты, чтобы заставить Вашингтон выдать Гюлена», — указывает Бен-Меир.

В статье также говорится, что большинство турок считают растущее расстояние Турции от Запада серьёзным препятствием, хотя их тревожит и растущая близость Эрдогана к президенту России Владимиру Путину.

Бен-Меир отмечает, что не согласен с аналитиками, которые говорят, что местные выборы не подорвут власть Эрдогана в долгосрочной перспективе.

«Закат эры Эрдогана начался, и его крушение практически не повернуть вспять; единственный вопрос — как скоро?» — заключает аналитик.