Асад больше не представляет угрозы для Турции

| Мурат Йеткин 276

Атмосфера, царящая в Анкаре, показывает, что режим Башара Асада больше не представляет угрозы для Турции и не воспринимается в качестве мишени, в то время как Турция готова согласиться с присутствием курдов на предстоящих Женевских переговорах - с одним большим условием.

Можно ли считать причиной этих изменений Россию? Да, по крайней мере частично. В конце концов, нынешнее положение стало возможным только после того, как 11 декабря президент России Владимир Путин отправился в однодневное турне по Восточному Средиземноморью, посетив Сирию, Египет и Турцию. Визит Путина на российскую авиабазу Хмеймим вблизи Латакии в Сирии не был запланирован по плану поездки. По графику президент должен был сначала отправиться в Каир, чтобы поговорить с Абдулом-Фаттахом Халилом Ас-Сиси, в основном на тему энергетики (газовой и ядерной), а также - недавнего признания президентом США Дональдом Трампом Иерусалима в качестве столицы Израиля. Затем Путин должен был посетить Анкару, чтобы обсудить с президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом широкий круг вопросов, а именно: будущее Сирии, Иерусалим (за два дня до чрезвычайного саммита Организации Исламского сотрудничества в Стамбуле), проект закупки Турцией систем С-400 и, конечно же, энергетические сделки.

Что касается короткой остановки Путина в Сирии: в российских СМИ появилось видео, которым вряд ли стал бы гордиться Асад. После приветствия Путина, Асад, что чётко видно на видеосъёмке, делает попытку проследовать за президентом, но его абсолютно явно останавливают российские офицеры, один из которых фактически берёт Асада под руку, чтобы удержать. Таким образом Путин хочет дать понять, кто является боссом на сирийской земле, но стоит отметить тот факт, что Асад со смущённой и беспомощной улыбкой показывает своим жестом, что он с этим согласен.

Асад обязан своим креслом, и, возможно, жизнью Путину, и Путин показывает это в немного русской манере.

Но мы не можем с уверенностью сказать, что Асад больше не является угрозой или целью для Турции. Информация, просочившаяся в российские СМИ, которую признали турецкие официальные лица во время переговоров в Анкаре, также не является единственным доказательством.

Наиболее конкретный вывод можно сделать из заявлений министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу во время интервью для частного канала NTV 12 декабря. Когда его спросили, планирует ли Анкара операцию в Африне - северо-западном сирийском городе вблизи турецкой границы — как и в Джараблусе год назад, Чавушоглу сказал, что это «зависит от восприятия угрозы» из региона. В настоящее время Африн контролируется Отрядами народной самообороны (YPG), сирийским ответвлением запрещённой Рабочей партии Курдистана (РПК), которая более трёх десятилетий сражается с Турцией.

«Целью Турции не могут быть другие страны или сирийский режим, независимо от того, нарушены ли (дипломатические - ред.) связи», - заявил Чавушоглу. «С настоящего момента о подобной угрозе не идёт речи», - добавил он, указав, что «преследование» со стороны сирийских силовых структур также прекратилось на некоторое время, возможно, из-за вмешательства России.

Эти заявления не означают, что неприятие Турцией Асада, возглавляющего любое новое сирийское правительство - даже только на время переходного периода - прекратилось. Чавушоглу подтвердил в интервью, что они по-прежнему придерживаются этой позиции. Но изменилось восприятие Турцией угрозы. До недавнего времени Анкара считала, что уровень угрозы от режима Асада приравнивается к Отрядам народной самообороны (YPG)/РПК и ИГИЛ (запрещена в РФ). Теперь же, кажется, что в качестве угрозы Турция воспринимает лишь YPG/РПК и ИГИЛ.

Чавушоглу отметил, что Турция «приветствует участие курдских групп» в Женевских переговорах о будущем Сирии. Однако это не распространяется на группы, связанные с PПK, что означает YPG и их политическое крыло партия «Демократический союз» (PYD). «У нас нет проблем с нашими курдскими братьями, только с YPG, который в любом случае представляет собой только курдское меньшинство», - добавил он.

Центральное командование США использовало YPG в качестве своей основной силы с 2014 года, несмотря на возражения со стороны союзника по НАТО - Турции. Действительно, в наши дни кажется, что сближение Турции с Россией гораздо выгоднее, чем с США, особенно когда дело касается вопросов на Ближнем Востоке.