Главные вопросы по делу Зарраба

| Мурат Йеткин 226

Мурат Йеткин, главный редактор Hürriyet Daily News, задаёт главные вопросы о деле Резы Зарраба.

Начальник Зарраба в Иране (в предполагаемой цепи по отмыванию денег) Бабак Занджани был приговорён к смертной казни в Иране в 2016 году и по-прежнему находится в тюрьме. Возможно ли, что, опасаясь передачи иранским спецслужбам, Зарраб тайно заключил контракт с офицерами ФБР в Турции и предстанет перед судом в США, но под видом семейного путешествия? Эрдоган и турецкое правительство обеспокоены тем, что Зарраба могут склонить к доносу на кого-либо из Турции, но может ли он открыть больше имён из Ирана?

Будет ли суд рассматривать турецкие заявления о том, что доказательства, на которых основан обвинительный акт, по меньшей мере, частично сфабрикованы, и что те, кто его собрал, предстали перед судом в Турции по обвинению в причастности к заговору против Эрдогана, его семьи и правительства?

Если у Зарраба есть сделка по признанию вины, значит ли это, что Хакан Атилла теперь единственный обвиняемый по делу? В таком случае имена двух бывших турецких министров, Эгемена Багиша и Зафера Чаглаяна (против которых имеются ордера на арест в США), будут стёрты из обвинительного заключения?

Нарушение эмбарго США не является преступлением в турецком законодательстве. Но сможет ли США приговорить Хакана Атиллу, турецкого гражданина, правительственного чиновника, который находился в официальной поездке в США, на основании обвинений в том, что он участвовал в переправляемой через США торговле от имени своего банка? Каковы будут последствия этого? Могут ли они зайти так далеко - до Эрдогана и его близкого круга или даже до применения санкций к Турции?

Похоже, что судебное дело может либо вырасти, либо развиться во что-то менее эффектное, в зависимости от разбирательства. Однако точно ясно, что дело не останется таким, какое оно есть сейчас.

Оригинал