Анкара вскоре потеряет контроль над ключевыми проблемами в турецком обществе

| Мурат Йеткин 1330

Президент Эрдоган говорит, что всё в порядке, но многие волнующие турецкое общество проблемы выходят из-под контроля, поскольку президенту все их удерживать в одном поле зрения уже невозможно. Давайте их перечислим.

1 . Неконтролируемый коллективный иммунитет

Кривая новых заражений коронавирусом вновь поползла вверх, подрывая моральный дух общества. Вспышка COVID-19, которая было пошла на спад из-за ограничительных, но недостаточных мер в апреле и мае, вернулась, когда эти меры были внезапно отменены в июне-июле, несмотря на все предупреждения, в основном, из-за давления со стороны торговых и туристических лобби.

Министр здравоохранения Фахреттин Коджа, который ранее утверждал, что страна готова ко второй волне, теперь говорит о «втором пике первой волны».

Согласно опросу MetroPoll, около 60% населения больше не верит публикуемым каждый день официальным данным. Всего несколько месяцев назад этим цифрам доверяли примерно 70% турок.

Эрдоган и его ближайшее окружение остаются под защитой в Бештепе, который теперь превратился в башню из слоновой кости. А тем временем вирус распространяется повсюду – в рабочих кварталах Анкары и Стамбула, в парламенте, в политических партиях.

Вначале обсуждалась концепция «управляемого коллективного иммунитета», но теперь, похоже, он больше не находится под контролем. Эрдоган по-прежнему указывает на людей, которые не носят масок, как на единственную причину растущего распространения COVID-19, мол, всё в руках избирателей, это ведь они говорят: «Откройте наш бизнес, нас не волнуют последствия». Более того, врачи, которым он аплодировал со своего балкона в марте, начали серьёзно болеть.

2 . Лира продолжает терять в цене

Эрдоган оказывает полную поддержку Берату Албайраку, министру казначейства и финансов, своему зятю. Когда Албайрак стал министром в 2018 году, министерства уже были объединены, Центральный банк и TurkStat (Турецкий статистический институт), были переданы в ведение нового ведомства. Оно рассказывает, что сокращение экономики и рост инфляции являются положительными признаками.

Миллиарды долларов иностранной валюты хлынули на рынок из хранилищ государственных банков только ради того, чтобы не позволить местной валюте опуститься ниже 7 турецких лир за доллар, самопровозглашённого психологического предела. Но это не сработало, 1 доллар сегодня стоит около 7,5 лир.

Государство платит пяти подрядчикам, которые близки к правительству, – я не буду называть их бандой, чтобы не нарваться на прокуроров, – наличными по этому валютному курсу за строительство мостов, по которым ездит мало машин, или аэропортов, в которые прилетает мало самолётов.

Да ещё и давление со стороны текстильного и строительного лобби за то, чтобы «не дать лире прибавить в цене», вернулось. Они-то рады превратить вспышку пандемии в возможность производить товары с низкими издержками из-за слабой лиры и зарабатывать на долларах и евро. Обрабатывающая промышленность –– в первую очередь, автомобильный сектор, – которая вынуждена импортировать сырьё в долларах и евро и продавать его в лирах, хочет, чтобы лира приобрела ценность. Не говоря уже об увеличении специального налога на потребление. Ситуация в экономике, кажется, вот-вот выйдет из-под контроля.

Растущие потребительские цены с каждым днём всё больше усложняют жизнь малообеспеченным слоям населения.

3 . Взлёты и падения во внешней политике

Эрдоган разорвал дипломатические отношения Турции с Египтом в ответ на свержение Мурси. Он даже из принципа не посещает официальные обеды, на которых присутствует Сиси. Но почему же тогда Турция поддерживает администрацию, пришедшую к власти в результате государственного переворота в Мали?

Турция была одной из первых стран, которые протянули руку помощи Мали ради «стабильности» после военного переворота 20 августа. Министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу посетил западно-африканскую страну, несмотря на риски, связанные с СOVID-19, чтобы пообещать поддержку. Но что случилось? Мы теперь различаем перевороты? В Египте — плохо, а в Мали – хорошо?

Что касается проблем с Грецией, то, хоть наш случай и правомерен, мы не можем рассказать об этом миру аргументированно из-за привычки Эрдогана проводить дипломатию путём боевых действий.

Напряжённость в отношениях с Россией в Сирии снова нарастает. Некоторые цели были достигнуты при поддержке правительства Ливии, но опять же, Анкара притормозила из-за России. Я надеюсь, что цена таких близких отношений с Россией не будет высокой и не сильно скажется на отношениях с США и ЕС.

4 . Шантаж религиозных сект

После потери на выборах многих муниципальных администраций в пользу основной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП), включая Стамбул и Анкару, Эрдоган теперь сталкивается с шантажом исламистских сект и орденов, которые теряют основные доли, а также заметили, что поддержка Эрдогана «снизу» тает. Эти секты превратились в головную боль для Эрдогана со своими различными требованиями, начиная от отмены Стамбульской конвенции против насилия в отношении женщин и заканчивая возвращением халифата. Они похожи на настойчивых уличных музыкантов турецких таверн, которые не встанут из-за вашего стола, пока вы им не заплатите.

Мы наблюдаем попытки игнорировать гнусную моральную коррупцию некоторых из этих сект, скрывать или оправдывать их преступные действия. Более того, эта снисходительная реакция на оскорбления, тон которых становится всё жёстче, Ататюрка, Республики, прав женщин и самих женщин, начала беспокоить как лидера Партии националистического движения (ПНД) Девлета Бахчели, партнёра Эрдогана по выборам, так и городских и образованных женщин-сторонниц ПСР, которые знают о своих правах.

Вдобавок к этому, Управление по делам религий (Diyanet) изображает себя как «государство в государстве», напоминая о Генеральном штабе 1980-х и 1990-х годов. Глава Управления по делам религии, позирующий с мечом в руке на открытии Собора Святой Софии в качестве мечети, мог бы удовлетворить некоторую радикальную аудиторию, но правительство ослеплено своей идеологией, чтобы видеть, что она беспокоит большинство общества.

Власть в одних руках

Вы можете добавить к вышеперечисленному больше примеров. Но даже это уже вызывает опасения в том, что ситуация вот-вот выйдет из-под контроля, и даже президентская система правления, которая объединяет всю власть в одних руках, мало помогает. Министры, депутаты, судьи не могут вовремя принимать необходимые решения и применять их на практике в этой системе, которая требует одобрения президента даже в самом незначительном решении. От них не ожидается, что они проявят инициативу, а будут делать то, что им говорят. Давление на журналистов и писателей является частью такой практики. По мере того, как усиливаются попытки установить контроль над всеми слоями общества, – от деловых кругов до СМИ, – правительство, похоже, теряет управление ими. Здесь кроется главная дилемма.

Оригинал