Эрдоган «застрял» в Сирии

| Явуз Байдар 182

Загнанный в угол дома и за рубежом, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган не имеет другого выбора, кроме как усилить свою риторику.

Набрасываясь на Соединённые Штаты по поводу так называемой «безопасной зоны» в Сирии и угрожая Европейскому Союзу «открыть ворота для беженцев», Эрдоган демонстрирует растущее отчаяние.

Предполагаемая политика Турции «ноль проблем с соседними странами» превратилась в «ничего, кроме проблем по соседству». Хорошо известно, что причиной 180-градусного изменения политики стал выбор двух главных фигур: политический сюрреализм бывшего министра иностранных дел и премьер-министра Ахмеда Давутоглу и последовательно неустойчивые решения его босса Эрдогана.

По сравнению с сегодняшней ситуацией, это были хорошие дни. Несмотря на то, что Анкара пошла по неверному пути — с Соединёнными Штатами, Израилем, Египтом или Сирией — у неё тогда было пространство для манёвра и время.

Теперь нет. То, что сейчас есть у Турции — это разрушенная внешняя политика и дипломатическая ничейная земля.

Конфликты, расколы и разочарования доминируют в турецкой повестке дня, в которой настойчивое стремление Анкары к максимализму ведёт к ответным реакциям или тупику за тупиком. Во всяком случае, Эрдоган за последнее десятилетие превратил Турцию в неудачника во внешней политике, которая в сегодняшнем сложном мире требует особой осторожности и осторожности.

Эскалация из-за углеводородного вопроса в Восточном Средиземноморье и многослойный конфликт в Эгейском море держали Грецию, и Кипр на грани.

Новый раскол возник между Турцией и Ливаном из-за высказываний президента Ливана Мишеля Ауна, который заявил, что османы практиковали террор против ливанцев во время Первой мировой войны, что привело к сотням тысяч жертв в результате голода, призыва на военную службу и принудительного труда. В ответ Турция вызвала ливанского посла и выразила протест.

Однако именно ситуация в Сирии держит Анкару более напряжённой, чем любой другой вопрос. 5 сентября Эрдоган в своём обычном гневном настроении направил послания в Вашингтон и Брюссель.

«Мы предпринимаем шаги, чтобы сделать сирийские земли, между Востоком реки Евфрат и иракской границей, более безопасными. Мы полны решимости де-факто начать создание безопасной зоны на востоке Евфрата до последней недели сентября. Идеально было бы сделать это вместе с нашими американскими друзьями, но если мы не создадим общую почву, мы начнём сами. Наша цель — поселить не менее одного млн сирийцев в безопасной зоне вдоль границы протяжённостью 450 км. Это либо произойдёт, либо нам придётся открыть ворота (в Европу для беженцев — ред.). Либо вы окажете нам поддержку, либо извините нас, но мы не собираемся нести этот вес в одиночку», — указал турецкий лидер.

Эрдоган утверждал, что Турция получила чуть больше половины из 6,6 млрд евро, обещанных Евросоюзом в миграционной сделке 2016 года. Пресс-секретарь Европейской комиссии Наташа Берто быстро ответила, что «на сегодняшний день ЕС выделил 5,6 млрд евро из 6 млрд евро, которые были согласованы, а оставшийся остаток должен быть выделен в ближайшее время».

Очевидно, что по Сирии Турция глубоко недовольна сделкой по «безопасной зоне» к востоку от Евфрата.

Глубина зоны составит даже не 32 км, как того требовала Анкара, а 5-14 км. Вопрос о совместном патрулировании остаётся размытым, и существует множество противоречий между поддерживаемой Турцией Свободной сирийской армией (ССА) и поддерживаемыми США курдскими Отрядами народной самообороны (YPG).

Источники YPG, выступая перед Associated Press, заявили, что они обеспокоены планами Эрдогана отправить большое количество сирийских беженцев в районы, опасаясь, что вместе с ними будут перемещены и курдские местные жители.

«Возглавляемая курдами администрация и силы не будут принимать турецкие силы или постоянные базы в так называемой безопасной зоне или свободную руку для турецких полетов над этим районом. Окончательная сделка будет представлять собой косвенное турецкое признание курдской администрации на северо-востоке Сирии», — сказал Алдар Халил, высокопоставленный курдский чиновник.

Также чувствуя гнев некоторых высокопоставленных офицеров дома, Эрдогану не оставалось ничего другого, как отправить сообщение единственному каналу помощи, который он знает в Вашингтоне — президенту США Дональду Трампу. Похоже, что когда они встретятся на Генеральной Ассамблее ООН, он снова попросит его о помощи.

Однако каждый надёжный источник в Вашингтоне знает, что Турция не осмелится самостоятельно войти в северо-восточную Сирию, потому что реакция США будет жёсткой и решительной.

Повышение ставок Эрдогана с Европейским Союзом — это немного другая история. На фоне туристического потока беженцев через Эгейское море его угроза может вызвать дрожь у основных участников ЕС и привести к дальнейшему умиротворению. «Открытие ворот» — это последнее, что нужно Европейскому Союзу в смятении. Эрдоган, возможно, задел их за живое.

Эрдоган также сделал хитрый ход против оппозиции у себя дома. Его заявление об отправке одного млн сирийцев на сирийскую землю может быть даже встречено аплодисментами со стороны основной оппозиции и ее незначительного националистического союзника. Это соответствует политическому плану Эрдогана по выживанию за счёт дальнейшего роста национализма и быстро растущего антиамериканизма у себя дома.

Оригинал