Почему досрочные выборы в Турции – хорошая новость для России

| Яшар Ниязбаев 946

Реджеп Тайип Эрдоган объявил досрочные президентские выборы в Турции на июнь 2018 г., это почти на полтора года раньше планировавшегося. Зачем это турецкому лидеру?

После попытки переворота летом 2016 г. Эрдоган сделал ставку на то, чтобы вести независимую игру – обида на Запад, который явно через силу поддержал Анкару против мятежников, переполнила чащу терпения. Теперь нужно доказать всему миру, что выбор иного курса в региональной и мировой политике – это не прихоть султана, а отражение могучей поддержки масс. Сейчас для этого подходящий момент, рейтинг президента поддерживается активностью на севере Сирии. Удастся ли сохранить нынешний уровень до осени 2019 г. – неизвестно.

По последним данным (об этом писало издание Gazete Duvar), поддержка нынешнего президента Турции на уровне 44%. И это результаты, несмотря на победу в Африне, которая принесла определенную консолидацию общества и политические очки. Дальше, скорее всего, будет хуже из-за экономических показателей, о которых часто пишут турецкие эксперты. Вроде есть экономический рост, но растёт и внешний долг, лира теряет вес. По словам экономистов, речь идет об отложенном экономическом кризисе. Кроме того, дальнейшие шаги в Сирии не будут популярны в глазах его электората и союзников по выборам из националистических кругов – придется идти на уступки.

Эрдогану нужна скорейшая легитимация, потому что он и так правит, как если бы результаты прошлогоднего референдума (превращение Турции в президентскую республику) уже вступили в силу, т.е. все полномочия, которые он получил бы случае победы в 2019 году, уже им используются в полной мере.

Попытка переворота стала рубежом в турецкой политике. Одни говорили о том, что ее могли инициировать натовские генералы, другие подозревали «контролируемый мятеж» как повод очистить армию от нелояльных военных. Чистке, как полагают многие, подверглись не сторонники Гюлена, как утверждают власти, а кемалисты и прозападные генералы. Кстати, в Турции еще живы легенды о том, что Эрдогана в ночь переворота спасла Москва, во время побега от спецназа его самолет якобы сопровождали истребители ВКС, и о надвигающемся путче за несколько дней турецкого президента так же предупредила Москва.

Противостояние между США и Эрдоганом началось раньше. Еще в 2012 г. Вашингтон, зная о том, что Анкара игнорирует санкции в отношении Ирана (с помощью подкупа турецких министров иранским бизнесменом Резой Заррабом), просто готовили «дело» на турецкого лидера, чтобы на всякий случай иметь над ним влияние. Но Эрдоган успешно замял разразившийся в декабре 2013 г. коррупционный скандал внутри страны, до тех пор пока главный фигурант дела Зарраб не уехал в США в 2016-м, и в декабре прошлого года не начал давать показания против турецких министров в американском суде, заявляя, что Эдоган был в курсе махинаций.

Дело Зарраба одно из главных рычагов влияния на Турцию у США, так как оно грозит Анкаре миллиардными санкциями. Также покупка ЗРК С-400 у российской компании, которая находится в списке запретных для сотрудничества американцам и партнерам. Но Турции, кажется, всё равно. Хотя непонятно как Анкара планирует выйти из этой ситуации. Откажется в последний момент от С-400 или использует другие возможности для торга. Зарраб (т.е. отмена штрафов в миллиарды долларов за нарушение санкций) за отказ покупать С-400, например. Кстати, на днях стало известно, что Центральный банк Турции снял золотовалютные резервы, которые держал в Федеральной резервной системе (ФРС) США, и разместил их в Банке международных расчётов и Банке Англии.

Почему досрочные выборы – хорошая новость для России?

Эрдоган нуждается в избавлении от давления и влияния Запада. И у России есть возможность отдалить Турцию от НАТО. Объективно Турции нельзя сейчас отдаляться от Москвы, какие бы взаимные претензии между двумя странами ни существовали (а их изрядно). Если бы до выборов оставалось еще полтора года, Эрдогану было бы трудней объяснить сближение с Москвой, потому что, по большей части, это его личная борьба. Демонизируя ценности, к которым Турция стремилась десятилетиями, он пытается создать атмосферу понимания его действий, но это нелегко. Годы антисоветской пропаганды серьёзно засели в сознании турок. Те же его союзники-националисты, которые стали его единственной надеждой на победу, неоднозначно воспринимают ситуацию. Ломая старую систему, турецкий президент вынужден лавировать между тем, чтобы убедить свой электорат в правильности и необходимости своих действий, и тем, что Турция, отворачиваясь от Запада, не становится заложником Москвы. Эквилибристика не прекращается, приходится и одобрять авиаудары Запада, и смотреть в глаза коллегам по астанинскому процессу. И промолчать после новостей об отравлении в Думе. Ведь раньше говорил. Реагировал. Что изменилось? Электорату непонятно. Так что лучше сразу заручиться поддержкой, а потом ссылаться на нее, ничего не объясняя...

Текст написан для «Россия в глобальной политике»